14.08.2022
  vnashemdvore.ru

4 декабря

Страница для печатиСтраница для печати

Все так обыденно и однообразно, что даже нечего писать. Муж сегодня выходной и тоже активно включился в разборку шкафов. Сегодня он разобрал свой компьютерный склад, святая святых, к которому мне запрещено прикасаться. Но, правда, не сразу, пришлось поуговаривать. Моя свекровь утверждает, что когда он жил дома, он все делал: и убирал, и стирал, и в магазин ходил. Я, естественно, сомневаюсь, но она говорит, что я «сама его разбаловала». Она права в чем-то, мужики как дети, они быстро садятся на шею. У моего такая работа, что я к нему не пристаю с бытовыми проблемами. Вижу, что человек работает, деньги зарабатывает, а не гуляет и пьянствует. Моя мама всю жизнь все сама делает, вплоть до ремонта в квартире. Приезжая на новое место, она всегда первым делом наводила уют в доме. Вообще, я думаю, что ей надо памятник ставить уже при жизни. Если вспомнить, как мы жили…

Когда отца перевели в Монголию, мы с мамой и сестрой жили в Тюмени, ждали вызова. И вот дождались, это был ноябрь 1980 года. Мы сели в поезд Москва-Улан-Батор, и поехали. Неизвестно куда… В вагоне с нами ехали такие же жены военных с детьми, всю дорогу они учили нас уму-разуму: сколько и как можно провезти денег, как общаться с местными, что и где покупать  и т.д.

Дорога была долгая, но интересная, мы первый раз ехали за границу. И вот в один из дней мы прибыли в столицу МНР. Днем у нас был поезд до Сайн-Шанда, где стоял военный городок. Надо сказать, что еды на конец дороги у нас почти не осталось, и мама, оставив нас с сестрой сидеть на вокзале, пошла обменять рубли на тугрики и что-нибудь купить поесть. Через какое-то время она принесла нам каких-то местных лакомств: по форме они были как маленькие булочки, твердые как печенье и отдавали бараньим жиром. Это единственное, что она нашла на вокзале. Вскоре мы сели на поезд до Сайн-Шанда. Отчетливо помню эту «барыгу», как сейчас говорят, которая еле-еле плелась по пустыне Гоби. Серые песчаные сопки – взгляду не за что зацепиться.  В вагоне было много монголов, но и русские тоже попадались.  Как позже я узнала, отец в это время был в командировке в другом городе, и встретить нас на вокзале не обещал, а ехать нам было еще до городка 3 км, а мы в  дикой стране, где нет такси и автобусов, на улице ночь и собачий холод. Но судьба видимо была  благосклонна к моей матери-«декабристке». Как сейчас помню,  проехали уже где-то полпути, и после остановки в Чойре  дверь купе открывается,  и заходит отец. Вот счастье-то! Оказывается, они раньше закончили командировку и ехали на этом поезде в Сайн-Шанд, услышали, что в поезде едут русские, и пошли по вагонам. Потом мы приехали домой, отец уже получил контейнер и расставил мебель. В квартире было так холодно, что мы с сестрой легли спать в одежде, сняв только шубы. Утром проснулись и увидели, что батарею прорвало и на полу застывшая лужа воды. А мама плачет… Но она быстро взяла себя в руки и мы пошли по делам: записаться в школу, купить продуктов. Естественно, потом как-то все устроилось, но у нас все время было холодно.  Что мы только не пережили в Монголии: и холода, и бури, и пожары, и болезни,  и даже бомбежку с эвакуацией.

Когда я сама стала матерью, стала понимать, насколько тяжело ей было тогда, ведь она отвечала за детей, находясь в экстремальных условиях. И в других городах и селах, куда заносила ее судьба, было не сладко. Новый город, где нет друзей и родни, новые квартиры, которые зачастую были в ужасном состоянии, новая работа или полное отсутствие ее, новая школа, новые соседи, новые проблемы. Каждый раз все с самого начала…  Только недавно вышел какой-то закон, по которому женам военнослужащих засчитывают в пенсионный стаж то время, когда они не работали, находясь по месту службы мужа. Но, тем не менее, пенсия у мамы очень маленькая…

Что-то нахлынули сегодня воспоминания о счастливом детстве…

Вечером я посмотрела фильм, называется «Дрейф». Сидела и боролась с собой, и выключить хотелось, потому что страшно смотреть, и любопытно было, чем закончится. Суть в том, что шестеро друзей плавали на яхте, потом захотели поплавать, спрыгнули в воду, а девушку с  морской фобией тоже сбросили ради шутки. Так они оказались за бортом, а трап забыли спустить, и не смогли подняться на яхту. А там еще спал грудной ребенок…В результате, все погибли, кроме самого плохого мужика и девушки с фобией. Она все-таки залезла в конце фильма на яхту, и даже этого мужика спасла. Давненько я не смотрела такого нервощекотательного кино…

Автор: 
Яна Краузе